Понедельник, 25.05.2020, 19:35
Приветствую Вас Гость | RSS

Школьный и студенческий сайт

Поиск
Категории раздела
Английский язык
Алгоритмизация
Болонский процесс
Бухгалтерский учет
Государственное регулирование экономики
Деньги и кредит
Защита информации и программ
История экономических учений
Информационные системы
Информационные системы и технологии в финансах и банковском деле
Корпоративное управление
Методички
Менеджмент
Международная экономика
Макроэкономика
Политология
Планирование
Политэкономия
Размещение продуктивных сил
Современная экономическая история
Стратегическое управление
Страхование
Системный анализ
Украинский язык
Учет и аудит
Финансы предприятия
Финансовый менеджмент
Финансы
Экономика предприятия
Экономическое обоснование хозяйственных решений
Экономический анализ
Матпрограмирование
Исследование операций
Основы создания информационных систем
Экономика и организация иновационной деятельности
Форма входа

Каталог статей

Главная » Статьи » Каталог для студента » История экономических учений

Австр.шк. (Менгер, Визер, Бем-Баверк; в 70 г XIX). Возник.маржинализма (Джевонс, Госсен).
АВСТРИЙСКАЯ ШКОЛА В ПОЛИТЭКОНОМИИ. Австрийская школа представлена, прежде всего, тремя именами - это Карл Менгер (1840-1921), Фридрих фон Визер (1851-1926), и Евгений (правильно Ойген) Бём-Баверк (1851-1919).  
Селигмен, на которого мы постоянно ссылаемся, утверждает, что именно книга Карла Менгера "Основание политической экономии", которая была издана в 1871 году, произвела подлинный переворот в экономической теории. Именно с именем Менгера, прежде всего и связывается создание экономической теории нового типа. Эта теория предполагает, что какое бы общество мы не рассматривали, именно полезность товара или его пригодность рассматриваются в качестве психологической основы, достаточной для того, чтобы объяснить экономический закон данного общества. 
Менгер утверждал, что истинным, исходным пунктом исследования являются человеческие потребности. Человек с его нуждами - та точка отсчета, с которой начинается и заканчивается экономическая жизнь. Они возникают как результат приспособления человеческого организма к окружающей материальной среде. Менгер определяет потребности как разновидность неудовлетворенных желаний. И с помощью определенного товара данную потребность можно удовлетворить в большей или меньшей степени. Из этого утверждения видно, что основой является субъективно-психологический подход. 
Основной метод представителей австрийской школы - это метод робинзонад. Этот метод соответствует задаче теоретической экономики, как ее определял Менгер: "исследование законов, по которым простейшие элементы, взятые изолировано, образуют сложные народнохозяйственные феномены".
В нашей литературе в течение длительного периода этот метод робинзонад третировался. Он подавался как ненаучный. Считалось, что этот метод является антисоциальным, что он устраняет возможность анализа социальных отношений, что он является неисторическим, и на основании этого делался вывод, что он ненаучный. 
К настоящему времени уже произошли переоценки, мало кто сегодня остался на таких позициях. Сегодня правильнее говорить, что этот метод вполне законен на определенной ступени изучения, изложения материала, потому что он позволяет поставить основную задачу любой системы рационального хозяйствования: возможно более полного удовлетворения потребностей в условиях ограниченных ресурсов. Метод робинзонад позволяет поставить эту задачу в максимально чистом виде, еще до принятия во внимание тех специфических общественных форм, в которых эта задача решается. Этот метод гораздо сложнее, чем он подавался в нашей критике: сам метод робинзонад имеет как бы несколько уровней:
I. вначале рассматривается изолированный Робинзон, который оценивает дары природы, достающиеся ему без затрат труда. Имеется в виду, что на первом этапе анализа присутствует непроизводящий Робинзон, он только потребляет дары природы. Здесь понятие предельной полезности предстает как бы в первозданном виде. Эти дары природы, конечно, ограничены: если речь идет об источнике, он дает определенное количество литров воды, и нужно решить, как использовать эту воду для максимального удовлетворения потребностей.
II. усложнение метода - вводится факт производства, то есть необходимые продукты Робинзон производит. На этом этапе ставится задача определить, как наиболее эффективно распределить свое рабочее время, которое является, по сути, важнейшим ресурсом, ограничивающим фактором.
III. затем рассматривается обмен Робинзонов, вначале непроизводящих, а потом уже изолированных товаропроизводителей. 
IV. после простейшего обмена, когда изолированные субъекты вступили в единичные контакты, рассматривается экономика с общественным производством.
То есть вместо того, чтобы сразу подойти к этому сложнейшему явлению - общественному производству, к его рассмотрению и анализу идут поэтапно. Этот метод робинзонад символизирует восхождение от простого к сложному, безусловно, этот метод заслуживает внимания, он позволил очень многие вещи рассмотреть детально, поставить проблему, проанализировать ее.
Заслуга австрийской школы - это подробная разработка теории предельной полезности как теории субъективной ценности. Когда читаешь труды Бём-Баверка, Менгера, Визера, видно, что они по-разному трактуют некоторые вопросы, но можно выделить такой общий подход. Различия проявляются даже при определении исходных категорий. Бём-Баверк, например, различает ценность в объективном смысле - это способность вещи давать какой-нибудь объективный результат. Кроме того, он различает ценность в субъективном смысле - это значение блага для благополучия субъекта. И субъективная ценность связывается с редкостью блага, то есть с величиной запаса и, следовательно, со степенью насыщения потребности. 
Менгер, другой представитель австрийской школы, так определяет ценность: "это суждение, которое хозяйствующие люди имеют о значении находящихся в их распоряжении благ для поддержания их жизни и их благосостояния, а потому вне их сознания не существует". Вот понятие субъективной ценности: она не существует вне сознания субъекта. Ценность не есть объективное свойство предмета, она возникает при оценке предмета, это суждение о нём человека.
Величина ценности, по Бём-Баверку, должна измеряться той суммой благополучия, которая достигается при помощи соответствующих материальных благ.
Для измерения величины ценности использовались упомянутые выше законы Госссена. Напомним, что согласно этим законам, по мере понижения потребности убывает субъективная ценность данного предмета. Степень насыщения потребностей зависит от количества благ, находящихся в распоряжении субъекта. Если запасы данного блага не ограничены и превышают количество, необходимое для удовлетворения всех потребностей в нем, то такие блага не будут иметь субъективной ценности, хотя они и являются полезными. Например, воздух: являясь полезным, он не имеет субъективной полезности в ситуациях, когда он неограничен. Такие блага представители австрийской школы называют свободными благами, в отличие от хозяйственных благ, которые имеются в ограниченном количестве, и поэтому обладают субъективной ценностью. 
Итак, по мнению экономистов австрийской школы, ценность предметов зависит не только от их полезности, но также от их запаса или редкости. Когда мы характеризовали маржинализм, то выносили как определяющий принцип редкости. Чем больше запас, тем ниже будет субъективная ценность последней единицы запаса.
 Еще такой вывод делают австрийцы: субъективная ценность данного предмета всегда определяется полезностью последней единицы запаса. Именно это определение субъективной ценности полезностью последней единицей данного запаса и называется теорией предельной полезности. Итак, величина ценности материального блага определяется важностью той конкретной потребности, которая занимает последнее место в ряду потребностей, удовлетворяемых всем наличным запасом материальных благ данного рода
Хотелось бы обратить внимание на логику: почему именно по последней единице запаса оценивается любая из единиц данного запаса блага. В этом случае следует вспомнить другой принцип, который мы отмечали, когда характеризовали маржинализм - это принцип рациональности. 
Для объяснения теории предельной полезности, Бём-Баверк приводит пример с пятью мешками зерна. Изолированный поселенец , у которого избушка стоит в стороне от дороги, собрал пять мешков зерна. Он их оценивает с точки зрения удовлетворения потребностей таким образом:
- первый мешок - “чтобы не умереть с голоду”, наивысшая оценка для него;
- второй мешок он использует для питания, достаточного для сохранения здоровья, это тоже очень высокая ценность, чтобы не просто быть живым, но и здоровым;
- третий - для откармливания птицы, возможно, для того, чтобы разнообразить питание;
- четвертый мешок использовался поселенцем для изготовления водки;
- а пятый - для кормления попугая.
Приходит к этому поселенцу некто и просит продать один мешок, какую цену поселенец за него потребует? Поселенец принимает следующее решение (для австрийцев этот поселенец - рациональный экономический субъект): потребует цену, по которой он оценивает мешок для кормления попугая. Конечно, он может отдать любой мешок. Но именно принцип рационального поведения обеспечивает то, что, отдавая любой мешок, он лишит себя удовлетворения наименее настоятельной потребности. Любой мешок стоит столько, сколько стоит последний мешок. 
Теперь становится понятным, почему из этих пяти мешков, первый из которых имеет вообще бесконечную полезность, т.к. он нужен для сохранения жизни, один мешок будет продан по наименьшей цене. 
Предельная полезность - это полезность последней единицы запаса, для последней единицы запаса субъективная ценность равна полезности этого предмета. Для первых четырех единиц в примере с мешками полезность не совпадает с субъективной ценностью. 
Теория предельной полезности основывается на трех важных положениях: 
- признание закона убывающей полезности благ;
- вытекающая из закона убывающей полезности благ категория предельной полезности; 
- утверждение, что предельная полезность определяет ценность товара и, в конечном счете, его рыночную цену. 
Для объяснения именно рыночных цен австрийцы используют теорию объективной ценности. То есть теория предельной полезности - это теория субъективной ценности, а для объяснения рыночных цен используется теория объективной ценности. Единая рыночная цена, по их мнению, является результатом столкновения субъективных оценок покупателей и продавцов. Субъективная оценка покупателя выступает как предел повышения цены, выше этой цены товар не покупается. Субъективная оценка продавца представляет собой самую низшую границу цены, то есть ту цену, которую продавец еще согласен получить за свой товар. И поэтому субъективные оценки покупателей и продавцов представляют собой границу экономической целесообразности сделки: не выше и не ниже - некий коридор. 
Бём-Баверк сравнивает два ряда субъективных оценок - оценок покупателей и оценок продавцов. И он отыскивает так называемые предельные пары покупателей и продавцов. Под предельными понимаются те пары, у которых субъективные оценки покупателей и продавцов оказываются наиболее близкими друг к другу. В обмен вступают те пары, у которых оценки покупателей будут превышать оценки продавцов. В максимальной цене выражается интенсивность спроса, а в цене продавцов - размер предложения.
Далее рассматривается очень интересный вопрос о ценности средств производства. Первоначально исследователи абстрагировались от этой проблемы, от проблемы производства, но впоследствии оказалось необходимым привнести рассмотрение этого вопроса, возникла необходимость учитывать некоторые производственные процессы. В частности, это нашло отражение в рассмотрении проблемы ценности средств производства. Согласно австрийской школе, средства производства, они их называют "производительные блага", не имеют собственной ценности. Почему они делают такой вывод? Потому что средства производства непосредственно не удовлетворяют потребности человека, они не входят в личное потребление. Ценность производительных благ австрийцы определяют предельной полезностью тех предметов потребления, которые изготавливаются при помощи этих производительных благ. 
Это положение также критиковалось в нашей отечественной литературе, считалось, что маржиналисты поставили с ног на голову всю науку. В наших учебниках приводился даже такой пример с ведром: "…полной абсурдности достигает Бём-Баверк при определении стоимости средств производства. Допустим, из железа делается ведро. По логике обыкновенного человека, цена ведра определяется ценой железа, из которого оно сделано; заработной платы работника и прибыли предпринимателя. Но по логике Бём-Баверка выходит, что не стоимость железа определяет стоимость ведра, а стоимость ведра определяет стоимость железа", - писала член-корреспондент АН СССР М.Н. Смит. 
Что можно ответить на это положение? Обыкновенный человек не имеет потребности ни в железе, ни в работнике, ни в предпринимателе, он имеет конкретную потребность в ведре. Если ему скажут, что для того, чтобы получить ведро, он должен оплатить стоимость железа, заработную плату работника и прибыль предпринимателя, он это сделает, но он оплатит не выше того уровня, во что он оценивает для себя ведро. То есть он никогда не даст за железо, работника и предпринимателя - вместе взятых больше, чем то, что для него стоит это ведро. В этом как раз и состоит главное правило рациональной хозяйственной деятельности, мы опять вспоминаем принцип рационализма, на котором стоит маржинализм. 
Такие соображения определили подходы австрийской школы. Например, Визер пишет: "…затраты не определяют ценность; напротив, последняя, существуя сама по себе, санкционирует затраты". Бём-Баверк очень хорошо дополняет это соображение: "…не потому дорого токайское вино, что дороги токайские виноградники, а наоборот". Если бы токайские виноградники были очень дорогие, но плохое вино производили бы из этого винограда, оно бы никогда не было дорогим. А именно то, что токайское вино превосходное, оно делает дорогими токайские виноградники. 
Возможно имеет место определенная недостаточность такого подхода, и мы будем критиковать его, когда будем говорить о кембриджской школе. Но все-таки следует отметить, что такой подход прекрасно подчеркивает главную и безусловно верную мысль, что в оценке продукта следует исходить не из затрат, а из общественной полезности производимого продукта. И если на этом принципе строится народное хозяйство, то оно будет разумным, а не царством абсурда - затратного подхода. Но маржинализм, как и любая другая односторонность, не дает оптимального ответа. Вот поэтому Маршалл критикует австрийцев за определенный перекос только в область исследования полезности, спроса, но, тем не менее, признавая рациональность их подходов. 
Хотя мы сейчас говорим об австрийцах, мы можем вспомнить Джевонса и отметить, что он считал затратный подход в принципе нереализуемым, потому что "…невозможным является сравнивать априори (до начала производственного процесса) производительную силу землекопа, плотника, педагога и юриста". Только когда есть результат, тогда можно сравнить такие разные виды деятельности. Поэтому стоимость труда, по его мнению, должна определяться стоимостью продукта, а не стоимость продукта - стоимостью труда. Это к полемике сторонников трудовой теории стоимости со сторонниками теории полезности. Менгер дополняет это соображение тем, что не только ценность труда оценивается через продукт этого труда, но также оценивается и ценность любого употребленного на производство ресурса. 
Рассмотрим трактовку австрийцами других категорий, например, прибыли. Бём-Баверк прибыль сводил к проценту. А процент - плата за то, что некто отказался от потребления благ в настоящем, с тем, чтобы их использовать и получить прибыль в будущем. То есть, он выдвинул теорию, согласно которой прибыль возникает как разница между оценкой настоящих и будущих благ. Будущими благами Бём-Баверк считает средства производства и труд рабочих. Эти блага будущие, потому что эти блага только через некоторое время превратятся в настоящие, то есть в готовые предметы потребления, и ценность их будет выше, чем ценность потребленных производительных благ. Бём-Баверк говорит, что в результате "созревания" будущих благ в реальные получается прибыль. Капиталист получает ее потому, что он выждал время, необходимое для этого процесса "созревания" будущих благ в настоящие (реальные). Здесь возрождается теория ожидания. Мы вспоминаем Сениора, который утверждал, что прибыль является результатом воздержания капиталиста. Визер и Менгер дают другое определение прибыли, они стоят на позиции Сэя. 
Огромное значение австрийцев в истории экономической мысли состоит в том, что они привлекли внимание к человеческому фактору, к человеку с его стремлением к максимально полному удовлетворению своих разнообразных потребностей. Как писал Менгер: "человек с его нуждами и средствами для их удовлетворения есть та точка отсчета, с которой начинается и которой заканчивается экономическая жизнь". Именно с этих позиций австрийцы и критиковали классическую школу, считая, что она не видит реального человека с его реальными потребностями, что она занимается абстрактными схемами, абстрактными вещами, а экономическая наука должна быть направлена на максимальное удовлетворение человеческих потребностей. Австрийцы критиковались за то, что они якобы не изучают какие-то объективные вещи, но можно отметить, что эти объективные внеличностные силы представляют собой равнодействующую из индивидуальных интересов, то есть источником объективности является субъективное мнение.
МАРЖИНАЛИЗМ. В последней трети 19 века (70-ые годы) происходят такие существенные изменения в области экономической науки, что это явление получило название "маржиналистской революции". Эти революционные изменения были связаны с попыткой создать систему взглядов, противопоставленную классической школе. Отличие новой системы взглядов состоит в признании полезности в качестве основного фактора, как экономики, так и экономической науки. Было ли это безусловно новым? О полезности говорили и раньше (Фома Аквинский, Тюрго и др.), но она не была лидирующим понятием. Смит и Рикардо, например, говорили, что полезность - необходимое качество товара, но не более того. Почему же произошел такой переворот? Критика была связана с неудовлетворенностью основными методологическими и теоретическими положениями классической школы, в частности, трудовой теорией стоимости, ответом на вопрос, что такое цена, прибыль, другие важные категории. 
Новая система взглядов базировалась на "маржинализме" (от французского marginal -"предельный"). Маржинализм - это метод анализа, основанный на изучении предельных величин. Этот метод применяется для исследования принципов оптимального поведения в экономике, для приближения к оптимальным состояниям и решениям. Он стал методологической основой целого ряда школ, которые формировались в 70-ых годах 19 века.
Резкий разрыв с классиками: если классическая школа считала предметом исследования определенную экономическую систему, ее целью был анализ производства, то объектом исследования маржиналистов стало не производство товаров, а их потребление и полезность. Маржинализм характеризуется:
1. субъективно-психологическим подходом;
2. принципом рационального поведения;
3. принципом редкости;
4. преобладанием математического анализа (за исключением австрийской школы);
5. концепцией чистой экономической науки (чистая экономическая теория предназначена для выведения универсальных закономерностей, не зависимо от места и времени; ее отличительная черта заключается в совершенном безразличии к выводам, которые она делает в поисках истины. ( Вальрас)).
С идеей "чистой теории" непосредственно связан пересмотр определения предмета исследования. Если политэкономия в отличие от прикладных экономических наук предназначена для изучения универсальных законов и независима от идеологии, рассуждали маржиналисты, то перед ней следует поставить такую общую проблему, которая не меняется с развитием общества и не затрагивает ничьих классовых интересов. В результате предметом экономической науки была провозглашена внеисторическая проблема рационального распределения ограниченных ресурсов. С изменением предмета исследования изменилось и название - термин "экономикс" занял место термина "политическая экономия". Экономикс в переводе на русский означает экономическая наука (экономическая теория).
В одно время несколько людей сделали одинаковое открытие, это было и в Австрии, и в Швеции, и в Америке: Госсен, Джевонс, Визер, Менгер, Бем-Баверк, Маршалл. Рассмотрим их взгляды.
Считается, по крайней мере, Селигмен так говорит, что Джевонс первым поднял успешный бунт против господствующих в то время теорий. В 1860 г. он ввел понятие "убывающей предельной полезности". В общем-то, "пальму первенства" оспаривали: Джевонс, Менгер и Вальрас, между ними был спор, хотя на самом деле, Генри Госсен (1810-1858) опередил исследования и Джевонса, и Менгера, и Вальраса. Он еще в 1854 году издал книгу "Развитие законов общественного обмена и вытекающих отсюда правил человеческой деятельности", но ее тогда никто не заметил, люди не были готовы к восприятию этих идей, он даже хотел изъять весь тираж, сжечь его, уничтожить. В этой книге и были изложены идеи, которые только через 20 лет были обнаружены в случайно уцелевшем экземпляре, тогда и был решен вопрос о приоритетах, о "пальме первенства". Хотя Джевонс сам пришел к этому, не зная книги Госсена. 
Госсен считал, что центральная проблема политэкономии - рациональное потребление индивидуумом ограниченного количества благ. Политэкономию он даже предлагал переименовать в науку об удовлетворении, поскольку он так определял центральную проблему этой науки. Госсен также активно использовал метод робинзонад: он сначала рассматривал изолированного Робинзона, а затем выходил на реального человека реального буржуазного общества
Госсен сформулировал два положения, которые позже получили известность как законы Госсена, первый и второй. Первый закон Госсена гласит: величина удовлетворения от каждой дополнительной единицы данного блага неуклонно снижается и при насыщении достигает нуля. Второй закон: максимальное удовлетворение потребностей при ограниченном количестве доступных благ достигается тогда, когда потребление каждого блага останавливается в точке, где интенсивность удовольствия (полезности) выравнивается, становится одинаковой для всех благ. Это тоже предельная, и при том оптимальная, ситуация. Эти положения затем активно использовали и Джевонс, и австрийцы при оценке ценностей. 
Уильям Стэнли Джевонс (1835-1882) активно использовал математические методы, статистические методы в исследовании экономической теории. В 1860 он сформулировал понятие "убывающей предельной полезности", в 1862 году он подготовил доклад, который назывался "Краткое сообщение об общематематической теории политической экономии". Его название точно отражает вклад Джевонса в развитие экономической науки. Джевонс своими последующими работами внес существенный вклад в методику исчисления индексов, в развитие теории вероятностей, в разработку теории экономического цикла. Он никогда не доходил до глубины, но проводил широкие исследования, он обозначал проблемы, но не достаточно убедительно рассматривал их.
Хотелось бы обратить особое внимание на такие моменты, которые в нашей литературе традиционно приводились в качестве примеров ненаучности буржуазной экономической теории. Джевонс, когда рассматривал проблему циклов, анализировал солнечную активность, пятна на Солнце. Наши исследователи говорили: "до каких низин упала эта вульгарная наука, если экономические явления объясняются пятнами на Солнце!". А Джевонс хотел показать следующее: пятна на Солнце, солнечная активность - это природный цикл, это связано с урожайностью сельскохозяйственных культур, что оказывает влияние на цены продукции сельского хозяйства, изменяется общеэкономическая конъюнктура. Заслуга Джевонса в том, что он пытался смотреть шире, пытался увидеть обусловленность экономических процессов извне. Мы - часть природы, и человеческое сообщество, безусловно, должно рассматриваться как составная часть ее. Понятно, что поведение, активность зависит от природных моментов. Джевонс как раз это и попытался рассмотреть, причем математическая направленность проявлялась и в этом случае, при моделировании зависимости экономической конъюнктуры от солнечной активности. Это сильная сторона Джевонса, ее нужно не высмеивать, а отмечать как заслугу, попытку широкого рассмотрения проблемы циклов. 
Основная работа Джевонса - "Теория политической экономии". Она была опубликована в 1871 году. В ней Джевонс отмечает "суть моей теории заключается в применении дифференциального исчисления к исследованию знакомых понятий: богатства, полезности, стоимости, спроса, предложения, капитала, процента, труда и всех количественно определяемых понятий, относящихся к повседневной работе промышленности". Он сам сформулировал так, хотя он и выходил за рамки промышленности, быть может, Джевонс промышленность понимал шире, чем мы сегодня используем этот термин.
Джевонс попытался теоретически исследовать способ, с помощью которого, по его мнению, измерялась полезность. В то время была большая дискуссия, как измерить полезность. Вначале он излагал теорию потребительских благ, которая основывалась на их предельной полезности, затем он расширил сферу этой теории за счет включения в нее метода установления цен на факторы производства. Его идеи здесь были близки идеям теории предельной производительности, которая в дальнейшем разрабатывалась в рамках американской школы, Дж.Кларком, мы будем о нем говорить ниже. 
У Джевонса очень много новаций, но его теории, как правило, не носят законченного характера. Заслуги Джевонса часто связаны с постановкой проблемы, а дальнейшее развитие часто было сделано другими представителями маржинализма.
 Огромная заслуга Джевонса состоит в том, что он сумел привлечь внимание к субъективной предельной полезности, она в его моделях играет центральную роль. Джевонс пришел к выводу, что сложившееся в процессе обмена соотношение между товарами равно обратному отношению конечных полезностей соответствующих товаров. Это, в общем-то, простая идея, но ее необходимо было осознать, сформулировать, это сегодня она воспринимается как само собой разумеющееся. Что имеется в виду: если единица товара А имеет конечную полезность пять, а единица товара Б - конечную полезность, равную единице, то за одну единицу товара А будут давать пять единиц товара Б. 
Основной постулат теории Джевонса гласит: стоимость порождается предельной полезностью; то есть фактором, определяющим меновую стоимость, является спрос. Но, добавлял Джевонс, стоимость воплощает в себе именно конечную степень полезности, на которую влияют и масштабы предложения, а они, в свою очередь, зависят от издержек производства. Здесь мы видим предвосхищение идей Маршалла. Маршалл осуществил синтез в экономической науке, до него параллельно развивались два направления: затратное и теория полезности, подходящие с точки зрения предложения и спроса соответственно. Маршаллу удалось пересечь эти два подхода. У Джевонса в зафиксированном выше положении заметно, что он тоже видел роль и затрат, и полезности, он уже говорит о значении спроса и отмечает роль предложения. Но у Джевонса эта идея не получила того завершенного вида, какой она получила у Маршалла. Поэтому в историю как синтезатор этих двух направлений вошел именно Маршалл. Следует вспомнить знаменитый крест Маршалла, с помощью которого он досконально все исследовал, предельно четко изложил в завершенной форме. У Джевонса это все присутствовало просто как идея, но очень глубокая идея, которая оказалась очень плодотворной. 
Теория полезности в трактовке Джевонса опиралась на психологическую основу. То есть, по Джевонсу, представления о полезности основываются на психологической теории наслаждения и страдания. Именно теория наслаждения и страдания, считал Джевонс, может помочь понять мотивы человеческой деятельности. Полезность определяется как отношение потребителя к потребляемому товару, и она уменьшается подобно наслаждению, по мере того, как количество товара увеличивается. Труд, по Джевонсу, представляет собой "страдание", испытываемое при создании полезности. Труд у Джевонса выступает в качестве "отрицательной" полезности, то есть речь идет о тягости работы. И, по сути, у Джевонса именно труд образует важнейший элемент производственных издержек. Именно рост издержек лежит в основе ограниченности предложения. Джевонс еще сформулировал такое предложение: "…труд затрачивается до тех пор, пока полезность последней единицы блага в точности уравновешивается возрастающими жертвами". Это можно посмотреть на таком элементарном графике. Если мы по оси абсцисс отложим время работы, то полезность по мере увеличения количества часов труда, по мере увеличения созданных благ, будет уменьшаться. Трудовая деятельность прекращается тогда, когда уравновешиваются эти два отрезка, то есть когда тяготы равны предельной полезности, дальше наращивать затраты труда не имеет смысла, отрицательная полезность перекрывает в дальнейшем положительную полезность.
 При жизни Джевонса его идеи не получили широкой поддержки, и это произошло именно потому, что они не были достаточно глубоко разработаны, во многом они были только предположениями, максимально полную разработку они уже получили у представителей австрийской школы, например. 

Категория: История экономических учений | Добавил: eklion (08.11.2009)
Просмотров: 3767
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 1532
Статистика
Счетчики


Каталог@MAIL.RU - каталог ресурсов интернет
Украина онлайн

Copyright MyCorp © 2020
Конструктор сайтов - uCoz